Верим на слово

Двухдневный фестиваль «Бенуа де ла данс», прошедший в Большом театре по случаю вручения одноименного международного приза, позволил увидеть в узкую щелку то, что делается в мировом балете.

В последние годы Benois de la danse вручается всего в трех номинациях — хореографы, танцовщики и балерины. В каждой из них было почти по десятку участников. Но жюри под неизменным председательством Юрия Григоровича сочло, что хореографов, достойных награды, нет. Среди танцовщиков приз разделили Дэвид Холберг из American Ballet Theatre, отмеченный за партию Альберта, и бразилец Тьяго Бордин из Гамбургского балета, который произвел впечатление на жюри выступлением в «Даме с камелиями» своего мэтра Джона Ноймайера. Его коллега по театру француженка Элен Буше названа лучшей среди балерин за роль Эвридики в «Орфее».

Оспорить это решение сложно. Россия, несмотря на честолюбивое желание считать себя балетной Меккой, по-прежнему находится вдали от центров мирового балета. Из номинантов нынешнего года, не выезжая за пределы страны, можно было увидеть лишь приму Большого Марию Александрову (за дебюты в партиях Никии и Эсмеральды), Евгению Образцову и Михаила Лобухина, танцевавших премьеру «Шурале» в Мариинском театре, да Дэвида Холберга, не так давно показавшегося в Москве в «Жизели». Сравнивая их полнометражные спектакли с фрагментами, исполненными Элен Буше и Тьяго Бордином в гала-концертах, остается на слово поверить жюри, что эта пресная пара в полнометражном формате выглядит более выразительно. Видеоролики, которые представляют номинантов на церемонии, традиционно скучны и не дают представления о претендентах. На их основании можно было бы согласиться с решением жюри не присуждать приз хореографам, если бы показанный вживую фрагмент Faun(e) Дэвида Доусона не свидетельствовал об оригинальности автора, его умении создавать собственный пластический язык и играть на подтекстах.

Балетные концерты фестиваля оказались любопытны представителями компаний «второй лиги», которые никогда не доезжают до Москвы. Но хедлайнерами «Бенуа» стали выступившие во второй вечер ветераны, чьи призы получены давно, — Мануэль Легри и Жозе Мартинез, этуали парижской Opera. Первый из них официально закончил исполнительскую карьеру и появился в номере, не предполагающем виртуозности. Второй в «Треуголке» продемонстрировал профессиональную усталость, которой не было в том же балете на московской премьере пять лет назад. Но эти два мастера одним присутствием на сцене создают тот градус напряжения в театре, который отличает искусство от ремесла. И под взглядом небрежно привалившегося к кулисе Мартинеза его партнерша Мария Александрова высекла грозовую энергию, какой и близко не было за день до того в фуэте ее фирменного «Дон Кихота».

И все же многочасовые сборники па-де-де, в которых артисты мелькают со скоростью винтиков крутящегося барабана, заставляют думать, что Москва переросла коммерческий формат гала-концертов, а приз «Бенуа» обладает достаточным авторитетом и профессиональной мощью, чтобы предложить более серьезный формат, который не заставлял бы зрителей ощущать себя аутсайдерами, в щелку подглядывающими за событиями мирового балета.

21.05.2010

Источник: vedomosti.ru

Leave a Comment